Ломка языкового барьера в современной России

Рожденные в СССР помнят всю специфику обучения любому иностранному языку, в том числе и английскому, в советских средних и высших учебных заведениях, когда иностранный язык рассматривался скорее как теоретический предмет, а основной упор делался на изучение лексики и грамматики и умения перевода или передачи смысла иностранного текста на родном языке. С проблемами, вызванными результатами подобного подхода к обучению я как директор «Языковой школы Дмитрия Никитина» (www.dnschool.ru) сталкиваюсь довольно часто. Многие наши взрослые ученики изучали английский десятилетиями по грамматико-переводной системе, но так и не достигли желаемых результатов, а именно они не могут применять иностранный язык как инструмент реального общения. Что делать в таких ситуациях?

Как правило, начинать работать с такими учениками чрезвычайно сложно. Как «жертвы» старой методики обучения они не подходят на 100% ни под один из распространенных уровней оценки знаний иностранного языка. Например, если брать систему оценки от «Beginner» до «Proficiency», то уровень такого студента по чтению и знанию лексико-грамматического материала будет значительно выше, чем его уровень аудирования и восприятия устной речи, а письмо окажется относительно грамотным с точки зрения языка, но не будет коммуникативным и соответствующим требованиям современной письменной культуры.

Но надо сказать, что «языковой барьер», присущий большинству жителей бывшего Союза, стал значительней слабей за счет проникновения английского в повседневную жизнь россиян. Любой житель современной России обладает английским словарным запасом как минимум начального уровня, даже если никогда не учил английский язык. Мы все знаем английские слова сфер «Кухня» (барбекю, бизнес-ланч, гамбургер, сэндвич, ice-tea); «Искусство» (квилт, продюсер, трейлер, саундтрек, соул); «Коммуникация» (блог, веб-сайт, интерфейс, онлайн, трафик); «Финансы» (андеррайтинг, аутсорсинг, банкинг, дистрибуция, тренд); «Профессии» (арт-менеджер, имиджмейкер, маркетолог, спичрайтер, эйчар-менеджер) и многих других. Это, естественно, лишь малая часть тех слов, которые были заимствованы из английского и используются в современном русском языке. В своем диссертационном исследовании я выделил более 500 англицизмов, которые мы употребляем в речи. Если учесть, что для общения на повседневные темы достаточно около 2000 – 2500 слов, цифра получается значительной.
Путешествия за рубеж, деловые командировки в другие страны, сотрудничество с международными компаниями – все это также является важным мотивирующим фактором для изучения английского как средства реального общения и ломки пресловутого «языкового барьера».

Итак, сегодня в России мы стали свидетелями чрезвычайно интересного явления столкновения двух систем обучения иностранному языку – грамматико-переводной и коммуникативной и ломкой представлений о цели изучения английского – не английский для перевода, а английский для обмена информацией. Лично мне кажется, что сложившаяся в стране ситуация наличия большого количества английских заимствований, возможности путешествовать по всему миру, тенденции ведения бизнеса на английском языке вскоре помогут системе обучения иностранному языку в России стать в разы эффективней. Это, в свою очередь, позволит всем чувствовать себя комфортней – иностранцам в России, а россиянам за рубежом.

Дмитрий Никитин,
Директор НОУ «Языковая школа Дмитрия Никитина», Ярославль,
автор блога www.nikitindima.name

[English]

You might also like: